Русские
anom9 Я за Украину...

Не все на Украине дебилы, есть и действительно Украинцы вот статья парня с Харькова. (Укропов прошу не комментировать ) 

Что нам непрерывно говорят каждый день наши начальники?
Что уже 23 года мы независимые и свободные. Мы не рабы, мы не быдло, мы почти европейцы. Разве это не самое прекрасное, что могло с нами случиться. Мы скинули все оковы, какие только можно скинуть. Мы освободились от кровавых тиранов, от кровавой истории. От всего, что нас связывало с «ними».
По нашей стране уже давно, почти четверть века гуляет такой воздух Свободы, Равенства, Братства, которого нет больше нигде. Разве это не так? Разве мы не должны этим беспрерывно гордиться? Не этого ли мы хотели и не к этому ли мы стремились все эти годы?
Разве не это мы слышим с телевизоров и интернетов каждую минуту?
Мы готовы отдать жизни за эту свободу!!! Это наша высшая ценность. Выше не бывает.
Нет ничего важнее в этом мире, чем наша независимость. Руки прочь от Украины. И так далее и тому подобное…
А от кого мы независимы? Как страна, как народ? На минутку… просто задумайтесь. Кому принадлежит власть? Народу?
Или олигархам? Кто все эти годы богател? Народ или они, эти радетели за народ, кто громче всех кричит о нашем единстве и наших свободах? Чьи каналы и сайты твердят нам про это ежеминутно?
Почему каждый выбранный нами президент, каждый раз обещал нам столько всего…, и почему мы за все это время не получили ничего, кроме этой «свободы» и «независимости», ради которой мы теперь готовы умирать в борьбе со злобным и коварным соседом?
Каждый из нас должен больше 3000 долларов. Каждый, включая грудных детей! Это наш долг всему миру. 140 миллиардов долларов. Где эти деньги? Их нет! А долги есть. И тебе, и мне, и каждому члену наших семей надо их оплачивать.
Вот такая у нас независимость. Может ли должник быть независимым, как нам твердят все это время?
Именно это и есть наша главная ценность? Платить долги? И, кстати, эта ценность с каждым годом растет.
А кому все эти годы наша главная ценность — Независимость служила? Власти, политикам и олигархам? Прикрываясь выборами, нас заставляли выбирать очередных шумных политиков. Которые снова и снова обещали нам процветание. И снова и снова этого не происходило. Вернее процветание случалось у власти, политиков и олигархов. А в этот раз, думаете нам повезет больше?
Так может быть именно для олигархов главной ценностью и является независимость? Независимость от народа. Свобода грабить, воровать, свобода врать и стравливать нас между собой.
Все что нас окружает, что строили наши родители, отцы принадлежит им. Они смогли, гипнотизируя нас словами о свободе, демократии и независимости присвоить себе все! Они набирают кредиты, строят замки, виллы, яхты. У них счета за границей, а их отпрыски учатся в самых престижных и дорогих университетах на Западе. А мы за это платим!
А если ты сомневаешься в ценности такой независимости, то ты предатель, ты продался Москве и лично Путину.
Разве не так?
А может за эти годы мы стали независимы и свободны от своей истории, своего языка, своих корней и предков?
Нас заставили отказаться от своих подвигов, великих подвигов и достижений нашего народа. Нашего Великого Народа.
Почему-то наши герои теперь те, кого наши же предки давили в Великую Войну. Как так случилось, что мы сносим свои же памятники, памятники нашим предкам, отцам и дедам. Это же наша память. Кому так нужно разрушить ее?
Мы как полоумные опять лезем на баррикады. Орем, что уж на этот раз мы точно заживем как в сказке. В который раз это происходит с нами, что это за заколдованный круг. Что за морок?
Мы же скинули коррумпированную власть, снова. В который уже раз. И опять призрак надежды, как мираж манит, нашептывая со всех углов, что в этот раз мы уж точно будем процветать и все просто подохнут от зависти.
Мы потеряли за эти годы больше 6 миллионов! наших граждан. Это невозможные цифры. В мирное время. Это близко к потерям всего гражданского население СССР во время самой страшной войны в истории человечества. И мы потеряли их при мире, независимости и демократии.
Чего мы добились за 23 года этой одурманивающей свободы? Чем нам можно гордиться? Что наши женщины ухаживают за старухами или работают в борделях? Что наши мужчины конкурируют с польскими за право собирать клубнику в Португалии или с молдаванами — класть плитку в России? Что у нас нет нормальной армии, которая нас может защитить, а теперь еще нет и милиции? А наши дети готовы драться с нашими же сыновьями и отцами из Беркута?
Нам остаётся гордиться, что мы украинцы. И это наш единственный повод для гордости?
Почему мы пытаемся обелить предателей, и сделать из них героев? Где наши настоящие герои, которых знает весь мир? Где наш Шекспир, Энштейн, Гагарин? Хоть кто-то, кто может дать нам проблеск, надежду и веру?
Отвлекись на минуту от всего и посиди в тишине. Попробуй просто подумать: где все то, что у нас было? Почему мы отказались от наших побед? Почему мы расковыряли себе болячки с голодомором и сидим, ревем? Как этим можно вдохновиться, что-то созидать и строить под такой идеологией?
Постой! Но ведь это же мы запускали первый спутник! Это же мы победили Наполеона, Гитлера, турок и шведов и еще кучу других народностей и племен, приходивших на нашу землю!
Это же мы создали самую великую и огромную страну в истории человечества! Это мы создали атомные станции и бомбы! Это нас еще вчера боялся и уважал весь мир! Где это сейчас? Где? Почему мы отказались быть великим народом и приняли на себя участь обиженных? Кто украл у нас нашу историю и наши победы? Россия? Москали?
Мы позволили себе это сделать, мы сами отказались от своей памяти, своих предков, подвигов. Поверили в новых лживых идолов и героев. Мелких и ничтожных, в сравнении с тем, что у нас было еще вчера. Разве можно сравнить Гагарина и Бендеру?
По Киеву ходят идейные парни в масках и с палками. Одна часть народа заживо жжет другую. Стреляет друг в друга. Как мы это допустили? Мы снова верим новой революции, новым обещаниям.
Почему мы стали жалкими, беспрерывно крича, что мы независимые и свободные. У нас украли прошлое, теперь крадут остатки будущего. Мы учим своих детей по ложным учебникам ложной истории. Как это могло с нами произойти? Что случилось?
Я завидую Россиянам, я завидую этим «кацапам» и «москалям»!
Я завидую их Олимпиаде и их армии, у меня много знакомых, есть и родственники в России. И я вижу, как они меняются и растут. Они верят своему Президенту. Они верят в свою армию. Они гордятся своей великой историей, своими достижениями и победами.
А это же была наша общая история…и победы и достижения. Еще вчера. Они примирились с собой. Они наплевали на боготворимый нами Запад. И они идут дальше и развиваются, чтобы не говорили нам по нашим телевизорам и на наших форумах. И я понимаю, что это мы теряем, а не они. Мы становимся слабее, а они сильнее.
И как бы мы громко не кричали «Слава Украине!» это уже не остановить.
Совсем недавно мы ехидничали, когда у них была Чечня.
А сейчас чеченцы уже не меньше русские, чем сами русские. Они готовы биться за свою возрождённую и Великую Страну. Частью которой они являются. И уже чеченскими батальонами пугают нас. Как это произошло???
Они же убивали друг друга еще вчера. А причина проста: чеченцы смогли вспомнить, что они русские, и что они часть Великой Страны и Великого Народа.
Мы злорадствуем, когда у них теракты и катастрофы.
А они преодолевают их раз за разом, и становится сильней! Хотя против них весь мир!
Они падают и снова поднимаются. Стоят и лыбятся. Только сплевывают кровь, сквозь зубы.
А мы кричим, что это они рабы. Что скоро они развалятся, нефть упадет, НАТО нападет, и на них обрушатся очередные кары. А ведь они — это же мы! Мы плюем в свое отражение. Сами в себя.
Нам нужно обязательно вспомнить, что мы единое целое. И когда мы начнем это понимать и осознавать, придет то чувство, когда-то бывшее в наших предках. Чувство внутренней силы, надежды, веры и гордости за то, что мы тоже русские.
И не важно, кто наши предки: украинцы, татары, евреи, буряты или узбеки. Не важно, кто мы по вере: католики, православные, мусульмане или иудеи. Это не главное. Главное то, что мы — русские! И мы часть Великого народа и Великой страны.
Да у нашей Великой Страны и Великого Народа есть еще проблемы. Но если мы вспомним, что мы — русские, изменится все и навсегда! И этого боятся все.
Боятся, что мы это вспомним и снова будем вместе.
И поэтому со всех сторон плетётся эта паутина лжи, вранья. Поддерживается вся эта злость и ненависть, и у нас и в России.
Они не дают нам проснуться. И если мы не вспомним, кто мы, то не проснемся уже никогда.
По поводу сложившейся ситуации, оккупации и прочего.
Кто кричит громче всех, что нам нужно защищать «нашу» независимость, единство и свободу? Те же чиновники, олигархи и депутаты. Они до ужаса боятся, что за все, что произошло за эти годы с нашей Родиной, придется отвечать.
А может это не оккупация? А может быть это идет освобождение? Это пришли наши, когда уже почти совсем не осталось надежды, когда мы уже почти сдались.
И нам нужно встать вместе и уничтожить всех этих лживых политиков, олигархов, мэров и чиновников, которые с пеной у рта кричат, чтобы мы шли умирать! Умирать за их виллы, яхты и замки, за их счета в банках, за их свободу грабить и независимость от ответа за свои поступки.
Я понимаю, что этот манифест будут выпиливать из интернета. Будут тысячи злобных комментариев, будут кричать, что я предатель, продался Путину, что я кацап, ватник и москаль. Мне безразлично. Я знаю, что за мной – правда.
Я патриот Украины, настоящий патриот, и сейчас решается судьба моего народа и моей Украины.
Мы или вспомним, кто мы есть, или просто исчезнем.
Я люблю мой украинский народ, своих предков и свою культуру.
Я украинец, но больше этого я — русский!
Андрей Авраменко, Харьков

Читать комментарии →

  • -1
28 августа 2014, 00:05
автор: anom9
2
greech Практики совдепии. Страна утраченной солидарности

Страна утраченной эмпатии 

Вот всеговорят – совки, совки… Одни жалуются, что «народ не тот попался», другиепервых в этом уличают – «ага! Вам еще и народ какой-то другой подавай! Убирайтесь-ка лучше в свой Израиль!». В общем, одни обличают, другие обижаются, но ясно, что тема актуальна. Двойственность в отношении к своему народу – ксамим себе то бишь – прорывается постоянно.

С однойстороны, любим кичиться, что «мы – белые люди», «европейцы» (не то что какие-тотаджики или, прости господи, «лица кавказской национальности»), словом, недикари и не азиаты. С другой – какой-то тайный зуд, национальный комплекснеполноценности не дает покоя, похоже, даже самым истовым русофилам ипутинолюбам. Есть у наших людей подозрение, что мы – какие-то не такие. То лине совсем белые, то ли не совсем люди. Возможно, даже наверняка, лучше чем то идругое. У нас ведь «особый путь», и Христа мы славим правильнее всех.

Но все-таки, все-таки…

Так все-таки– кто мы? Такие же, как все? Или у нас «особый путь» и «Третий Рим»? Или –Азия-с, «Азиопа»? Или, может быть, справедлив компромисс, предложенныйГалковским – мол, русские – это «самая глупая белая нация»?

Как нам ксебе относиться? Согласитесь, от этого многое зависит. Какие-то шаги будутэффективны, если иметь в виду «европейцев», и совсем не сработают, еслиокажутся направлены на носителей сакрального знания о «третьем пути». А меры, сделанные в расчете на «азиатскую деревенщину», вызовут отторжение у «Европы».Как быть?

Самыйпростой вариант – постулировать, что мы такие же, как и все, и нечего туткопаться. Однако это сомнительно. Как-никак, а у нас за плечами несомненные 70с лишним лет коммунистической диктатуры – опыт уникальный для любого народа. Незабудем, что коммунизм – это ведь была самая настоящая тоталитарная идеология, то есть такая, которая предъявляла претензии на контроль не только надповедением индивида в общественных местах и на работе, но и везде: в семейнойжизни, на досуге. Государство «совка» хотело знать о своих гражданах всё – чтоони едят, о чем разговаривают у себя на кухне, что читают, какую слушаютмузыку, изменяют ли супругам. Даже то, о чем они думают, не совершают ли приэтом какого «мыслепреступления».

И весь этоттотальный контроль велся не просто так. Коммунисты не скрывали, что они все этопроделывают с конкретной целью – «воспитать нового человека». Огромнаягосмашина – а ведь в мире совка, собственно, не было ничего, кроме госмашины –крутилась 70 лет, утюжа 3 или 4 поколения, производя из «человеческогоматериала» (тоже коммунистический термин) нечто новое и невообразимое!

Так почемубы не допустить – хотя бы в качестве гипотезы – что им это, хотя бы отчасти, удалось? И что «новые люди», о которых шла речь – это и есть мы? Причем не только мы, нои наши дети; ведь если новый человек сделан, то в результате спаривания новыхлюдей будут рождаться на свет тоже новые люди. Не так ли?

Рассмотримдля начала самую распространенную «народную» гипотезу о том, как именноповлияло 70-летнее коммунистическое правление на состояние нынешнегонародонаселения.

«Генетическая теория»

Популярноевоззрение заключается в том, что «большевики уничтожили цвет нации» — частьюрасстреляли, частью сгноили в ГУЛАГе, частью выслали из страны. И от этого, мол, все беды – стало появляться гораздо меньше талантливых ученых, деятелейискусств и прочего, потому что «испортили генофонд». Что такое «генофонднации», как именно и какие «гены» влияют на проявление талантов в области наукии искусства – это говорящие, как правило, представляют себе крайне смутно, что, впрочем, никак не влияет на их абсолютную убежденность в своей правоте.

В ответсторонники СССР не без оснований тут же вспоминают про ракеты, перекрытыйЕнисей и несомненные успехи совка в области балета. При объективномрассмотрении можно обнаружить еще массу примеров, показывающих, что с талантамив СССР – в самых разных областях – дела обстояли вовсе не так уж катастрофично.

Однако делодаже не в этом. Человеку, знакомому с современной генетикой и психологией, ссамого начала известно, что столь сложные и многоуровневые функции, как«талант» и «интеллект» вообще слабо соотносятся с наследственностью. Интеллект– птица вольная, веет, где хочет. Да оно и понятно: если бы дело обстоялоиначе, сейчас в Академиях наук заседали сплошь внуки Эйнштейна и дети Ландау.То же и с талантами: потомки выдающихся писателей и художников, как правило, проявляют выдающиеся способности только в проматывании доставшегося вполнематериального наследства, но никак не в творчестве.

Такимобразом, теорию «оскудевшего генофонда» мы можем смело признатьнесостоятельной. Никакой прямой связи между генами и разнообразием творческих инаучных потенций общества, по всей видимости, нет. Что же тогда? Или, можетбыть, стоит признать «нулевую гипотезу» — что большевики, при всем старании, все же никак не могли изменить НАС? Кишка у них тонка! На генном уровнемодификация невозможна, значит, она вообще невозможна! Не так ли?

Не будемторопиться с выводами.

Эксперимент с шестью обезьянами

Этологи –специалисты, изучающие поведение животных – провели за последние сто лет тысячиразных экспериментов с обезьянами, но один из них, на мой взгляд, особеннокрасив. Редко кому удавалось достичь на этой ниве не то что блестящих научныхрезультатов, но и прямо-таки философских глубин.

Вот егоописание. В большой, просторной клетке обитают шесть обезьян. В дальнем углуклетки затейники-экспериментаторы подвешивают целую гроздь (или целое лукошко –не помню) спелых, вкусных, соблазнительных фруктов и/или бананов. Рано илипоздно одна из обезьян, фланирующих по клетке, обнаруживает этакое богатство и, естественно, тянет к беззащитно висящему лакомству передние конечности. За нейначинают подтягиваться и другие обезьяны. Но, не успевает она до них дажедотронуться, как происходит страшное: в клетку с диким шумом и гиканьемврывается целая орава экспериментаторов – которые, оказывается, все это времябыли начеку и только ждали момента!

В итоге, нежданно-негаданно, на бедных обезьян обрушивается страшная кара: в руках уэкспериментаторов – сильные брандспойты, они безжалостно направляют хлесткиеструи во всех без разбору обезьян и сгоняют их в противоположный от лакомстваугол клетки. Через некоторое время они уходят, и на «поле боя» остаются лишьобитательницы клетки – жутко напуганные, до костей вымокшие и замерзшие.

Черезкакое-то время другая обезьяна пытается все ж подобраться к фруктам – и сценаповторяется, а на полу клетки появляются новые лужи воды. Всё, урок усвоен! Наши человекообразные родственники занимаются в клетке своими делами, и ни однадаже не смотрит в сторону по-прежнему аппетитно висящих фруктов в дальнем углу.

(До сих порв эксперименте не было ничего интересного – так, обычное научение сотрицательным подкреплением. Но терпение! Самое интересное только начинается.)

Когдаобезьяны окончательно успокаиваются, экспериментаторы аккуратно изымают изклетки одну обезьяну и выпускают вместо нее другую, «новенькую». «Новенькая»знакомится с товарками, начинает обследовать клетку и, естественно, натыкаетсяна ту самую гроздь лакомства. Едва только она собирается закусить – к нейнемедля с предостерегающими криками бросаются сразу несколько «старых» обезьяни, схватив «за руки», оттаскивают прочь. В крайнем возбуждении они втолковывают«новенькой», что эти фрукты брать нельзя! Нет! Еще бы – они-то знают на своемгорьком опыте, чем это чревато для обитателей клетки…

«Новенькая»быстро соображает, что к чему, и тоже, как и все, больше не делает даже попытокподойти к нахально вывешенному лакомству.

Тогдаэкспериментаторы идут на следующий шаг: они забирают из клетки еще одну«старенькую», пережившую налет с брандспойтами, обезьяну – и так же заменяют ее«новенькой». С ней происходит та же история: она натыкается на фрукты в дальнемуглу, пытается ими полакомиться, но на нее налетают остальные и, громко визжа, дают понять, что это «низзя!» Характерно, что в церемонии «убеждения» принимаетактивное участие и та, что была «вброшена» в клетку недавно, перед этойобезьянкой.

Далеепроцедура повторяется еще четыре раза: экспериментаторы последовательно убираютиз клетки «старый состав» и заменяют его – по одному – на «новеньких». Вконечном итоге наступает апофеоз: в клетке сидят шесть обезьян, которых никто иникогда не поливал из брандспойта, на которых вообще никогда не обрушиваласьникакая внешняя кара за попытки полакомиться – но тем не менее, все ониполностью игнорируют свежие, аппетитные фрукты в зоне прямой досягаемости. Тоесть ведут себя совсем не так, как, казалось бы, должны себя вести обычные,«простые» обезьяны.

Финита!

Смыслописанного эксперимента куда шире, чем наука этология (наука о поведенииживотных). Его значение вполне можно распространить и на социологию. По сути, нам в максимально упрощенном виде продемонстрирована технология, как можно –без всякой генетики – достичь требуемого устойчивого (!) и воспроизводимогоповедения в достаточно большой группе. Можно этот эксперимент слегка мысленнопродолжить: к примеру, предположить, что у описанных обезьян в этой же клеткеродились дети, подросли, сами стали взрослыми обезьянами – и все они точно также «знали» бы, что соблазнительные фрукты трогать «низзя!!»

Можно либыло бы сказать в этом случае, что данное «знание» у этих обезьян «в генах»? Очевидно, что нет. Это «знание» закреплено не в генах, а социально – в томобществе, которое составляют данные 6 особей.

Мне кажется, что мы вполне вправе говорить о «социалистическом эксперименте» в терминахданного выше «эксперимента с шестью обезьянами». Просто в случае с СССР«клеткой» оказалась 1/6 часть суши, а «6 обезьянами» — наши деды, отцы, да и мысами.

И вот именнов этом смысле я и намерен далее говорить о «психологии совка».

Страна утраченной эмпатии

Многие ужене раз обращали внимание, что у нас в России люди как-то на удивлениетолерантны к огласке различных случаев террора мирных граждан, садизма, пыток вмилицейских отделениях и в тюрьмах, «судебным ошибкам», в результате которыхневиновные люди получают невероятные сроки, и т.п.

Не разотмечалось, что россияне удивительно спокойно переживают даже самые шокирующиевещи – скажем, случаи насилия и жестоких убийств детей. В той же Европе – как, например, не так давно в Дании – публика гораздо более возбудима: их небольшие(по сравнению с российскими мегаполисами) города то и дело сотрясаютмноготысячные, порой даже стотысячные демонстрации и митинги, устраиваемыевозмущенными гражданами, прознавшими, к примеру, об орудующей в стране бандепедофилов-убийц или чем-то в этом роде. А что творится, если вскрываются фактыпыток со стороны «правоохранителей»!

У нас же –тишина. Хотя в массовые медиа периодически проникают дикие, по европейскиммеркам, скандалы: то смерть арестованного по ложному обвинению Магницкого втюрьме от пыток и отсутствия медпомощи; то недавно вскрывшиеся факты пыток впетербургских и казанских отделениях милиции; то массовые убийства мирных женщини детей по типу Кущевки… Можно вспомнить и грандиозные катастрофы, связанные счеловеческими жертвами – например, взрывы на шахтах или та же авария на СШГЭС –в западных странах такие жуткие по своим последствиям события тоже, какправило, становятся поводом для различных акций гражданского протеста. Неговорим уж о таких весьма неоднозначных по результатам действий спецслужбтерактах, как «Норд-Ост» и Беслан: во многих странах спецслужбы не смогли быстоль вольно отнестись к сохранности жизней заложников (в особенности женщин идетей) именно потому, что побоялись бы сильного общественного резонанса. Каквидим, в России это не создало спецслужбам практически никаких проблем –никакого «низового» резонанса просто не было.

Примеровможно привести еще массу, их общая особенность – практическое отсутствие какойбы то ни было реакции российской «улицы», то есть рядовых граждан. Всероссийские скандалы, связанные с пытками, убийствами детей, вопиющим глумлениемсудебной системы над невиновными людьми и пр., носят у нас чисто медийныйхарактер, то есть они начинаются в прессе и в ней же, как правило, изаканчиваются.

Почему так? Почему мы, россияне, столь инертны в сравнении с другими такими же, как мы,«белыми людьми»? Безусловно, на то есть причины юридические (несовершенствозаконодательства о митингах), политические (в стране неразвита политическаяжизнь), исторические (после стольких лет большевизма у людей нет привычкисобираться на самостийные митинги)… Но все-таки, как мне кажется, одна изважнейших причин – социально-психологическая. А именно – у наших людейдействительно есть значительные (в сравнении с тем же Западом) проблемы сэмпатией.

Что такое эмпатия

Вообщеэмпатия – это качество, изначально присущее виду homo sapiens. Более того, естьона и у многих высших животных. Словари определяют эмпатию как «способностьсопереживать эмоциональному состоянию другого человека». Говоря попросту, этоспособность чувствовать эмоцию другого.

Вполневозможно, что отдельной особи способность ощущать, скажем, боль и страданиядругого существа особой радости не доставляют, однако ясно, что в принципе этокачество весьма полезно для выживания вида: оно побуждает людей и зверейпомогать более слабым и может служить лучшей сохранности популяции.

Более того, можно сказать, что в ряде случаев эмпатия действительно «прописана» в генах: например, все мы «запрограммированы» так, что плач ребенка внушает намбеспокойство, «действует на нервы», побуждает сделать что-нибудь для малыша.Детский плач действует на всех – независимо от того, любит или не любит детейтот или та, кто его слышит. Так уж задумала мать-природа, видимо, считая, чточеловекообразным обезьянам особенно важно всем миром заботиться о детях; слишком долог у них период взросления и, соответственно, относительнойбеспомощности…

А теперьдавайте прочтем этот фрагмент из знаменитых «Писем Шолохова Сталину» — техсамых, где то ли автор, то ли не-автор «Тихого Дона» описывал вождю особенностиколлективизации на Кубани.

«Былоофициально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои доманочевать или греться выселенных. Им надлежало жить в сараях, в погребах, наулицах, в садах. Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью —будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудьколхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседапогреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жилина улице. Днем, как тени, слонялись около своих замкнутых домов, а по ночамискали убежища от холода в сараях, в мякинниках. Но по закону, установленномукрайкомом, им и там нельзя было ночевать! Председатели сельских советов исекретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгонялисемьи выкинутых из домов колхозников на улицы.

Я виделтакое, чего нельзя забыть до смерти: в хут. Волоховском Лебяженского колхозаночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьивыкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детейзаворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детскийкрик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми.

Мнеказалось, что это один из овчинниковских перегибов, но в конце января или вначале февраля в Вешенскую приехал секретарь крайкома Зимин. По пути вВешенскую он пробыл два часа в Чукаринском колхозе и на бюро РК выступил поповоду хода хлебозаготовок в этом колхозе. Первый вопрос, который он задалприсутствовавшему на бюро секретарю Чукаринской ячейки: «Сколько у тебя выселенныхиз домов?». «Сорок восемь хозяйств». «Где они ночуют?» Секретарь ячейкизасмеялся, потом ответил, что ночуют, мол, где придется. Зимин ему на этосказал: «А должны ночевать не у родственников, не в помещениях, а на улице!»

После этогопо району взяли линию еще круче. И выселенные стали замерзать…»

Еще разпредставим себе эту картину: богатое русское село. Мороз. На морозе слышны плачи стоны детей и матерей, которые в буквальном смысле замерзают заживо. Этикрики и плач слушают целыми сутками станичники в своих теплых домах – нопускать замерзающих в свои дома нельзя, таков строгий приказ Советской власти…

 

На что этоболее всего похоже? Садизм, «перегибы на местах», «головокружение от успехов»? Безусловно, так. Но есть и еще кое-что. Вспомним описанный «эксперимент сшестью обезьянами». Разве не похоже всё происходившее в станице – и видимо, ещев сотнях и тысячах подобных станиц, деревень, сел и аулов по всемуколлективизируемому СССР – на какой-то безумный обучающий эксперимент?

Эксперимент, в котором с людьми обращались примерно как с теми же обезьянами?

Чему же«обучали» станичников коммунисты? И вообще, что это за обучение – ведьвыселенные женщины и дети, очевидно, заболевали и умирали?

«Обучали» неих. Для коммунистов выселенные «кулаки» — расходный материал. Истинный объектобучения, точнее научения – те станичники, которые оставались в домах и потомдолжны были старательно работать на Советскую власть в колхозах и на стройкахкоммунизма.

Чему же их«научали»? А именно этому – подавлять эмпатию. Так же, как наших шестерыхобезьян учили подавлять естественное чувство голода, вызываемое видомаппетитных фруктов.

В обоихслучаях налицо безусловный рефлекс. Банан вызывает у здоровой обезьяныслюноотделение и желание его схватить; плач замерзающего у тебя под окномребенка, как мы уже говорили, вызывает столь же безусловное желание что-то дляэтого ребенка сделать. Это Природа!

Однакобольшевики спор с природой считали для себя делом привычным. «Течет водаКубань-реки, куда велят большевики». В данном случае – Шолохов не зря выяснил, что происходившее было не «инициативой с мест», а партийным указанием – партиячетко указала, наличие какого чувства у своих колхозников считает абсолютнонежелательным.

Как видим, стеми, кто поддавался «животному» чувству и пускал несчастных в дом погреться, не церемонились ни минуты – тут же самих вышвыривали на мороз, вместе со всейсемьей.

Именно это яи называю «созданием нового человека». Новый Человек, по мысли архитекторовСветлого Коммунистического Завтра, должен спокойно сидеть дома и, скажем, питьчай, никак не реагируя на плач и крики замерзающих прямо у него под окнамипочти раздетых в мороз односельчан.

Важнопонять, что большевики в данном случае стремились «вырезать», удалить у будущихколхозников не сочувствие как таковое, а именно эмпатию – способность кчувству, к восприятию чувства других людей.

Вдальнейшем, если мы посмотрим на историю СССР, в особенности – на историю такназываемого «диссидентского движения», мы увидим, что «научение» не прошлодаром. В точности как в нашем примере с обезьянами, в социуме закрепилосьубеждение, что всем тем, кто находится в конфликте с государством «рабочих икрестьян», то есть «политическим», просто нельзя сочувствовать.

Способы подавления эмпатии

Безусловно, в СССР применялись и другие способы «подавления эмпатии». Например –непременное «единогласие». Многие наблюдатели ретроспективно с удивлениемотмечали, что при Советах государству и его партийным органам было совершеннонедостаточно осудить какого-нибудь человека или «антипартийную группу» простымбольшинством голосов. Нет, решение непременно должно быть единогласным, а вадрес «отщепенцев» со словами гнева и презрения должны выступить чуть ли не всепоголовно. Даже отказ проголосовать, сказавшись «больным», требовал особогогражданского мужества и рассматривался мемуаристами чуть ли не как подвиг, накоторый были способны единицы.

Почему этоделалось? Какой был в этом психологический смысл? Смысл все тот же – подавлениеэмпатии. Человек, на которого обрушилась вся мощь государственного илипартийного аппарата, пусть даже он осужден за реальные грехи, априори вызываетсочувствие… точнее, должен вызывать его у тех, в ком еще жива способность кэмпатии.

И именно пробужденияэмпатии Советская власть стремилась всячески избежать. Потому и должен былвсякий потенциальный «сочувствующий» с максимально возможным пылом осудить«отщепенца», проорать публично, что ему еще «мало дали», потребовать«расстрелять как бешеную собаку» и т.п. За натуральностью выражения «гнева»бдительно следили «старшие товарищи», и горе было тому, кто «осуждал» неслишком ретиво…

Отсюда же –неформальный, но явственный для всех запрет на любые контакты с «наказанным»властью. Многочисленные мемуаристы советской поры рассказывали, как в моменты«опалы» вокруг них мгновенно образовывалось «безвоздушное пространство», все«друзья и коллеги» моментально испарялись из зоны видимости. Почему? Опять же –все были в курсе негласного правила, что с «наказанным» общаться нельзя, этотабу. Откуда это «знание»? Да оттуда же, откуда у обезьян из эксперимента.

В некоторыхмемуарах авторы с каким-то удивлением вспоминают о смельчаках, которые непокидали их даже в самые тяжелые моменты «опалы» — давали подработки, помогалис едой и одеждой – и их даже никто за это не наказывал! Думается, тут тот жесамый случай: экспериментаторы с брандспойтами давно уже думать забыли о своем«эксперименте» — а обезьяны все еще ходят голодными под связкой бананов, опасаясь к ним притронуться. «Таков обычай!»

В СССР такжедействовал еще один мощнейший механизм подавления эмпатии – это СоветскаяАрмия. Каждые полгода она поставляла в «народное хозяйство» миллионы молодыхмужчин с надежно блокированной способностью к эмпатии.

Каким образом? Это достигалось «само» через господствовавший практически во всех воинскихчастях социально-психологический механизм «дедовщины». Более подробно о«дедовщине» см. мое специальное исследование данного феномена, здесь же лишьотмечу, что «дедовщина» в армии, построенная на непрерывных издевательствах иунижениях, служит, в частности, прекрасным средством подавления эмпатии. В в/ч, пораженной «дедовщиной», склонный к эмпатии военнослужащий просто не мог долгопротянуть в казарме: постоянное лицезрение сцен насилия и унижения собственных«однополчан» этому мало способствует. В результате те призывники, ктоизначально был мало склонен к эмпатии, «дубели» в армии окончательно. Те же, вком эта способность оставалась жива, или вступали в безнадежный конфликт совсем «воинским коллективом», включая офицеров, и погибали (избиение «дедами», самоубийство), или же – подобно шолоховским станичникам – приучались успешнодавить в себе непрошенные чувства.

Отступлениео чувствах

Кстати, онепрошенных чувствах. Многие люди, мало знакомые с психологией, склонны считатьэмоции вредными. Они, дескать, лишь мешают эффективно принимать решения идостигать поставленных целей, «путают» человека, «превращают его в размазню» ит.п. Вот, дескать, как было бы здорово, если б можно было у человека эмоциивообще отключить! Какой бы эффективный получился деятель, настоящий мачо или, на худой конец, женщина-вамп! Не правда ли?

Увы, неправда. Точнее сказать, дело обстоит прямо противоположным образом. Впсихиатрии психические расстройства, связанные с «отключением» эмоциональнойсферы у больных, достаточно хорошо известны. Вызывается это, как правило, органическими поражениями головного мозга. Такие больные в самом деле не всостоянии испытывать практически никакие эмоции… но это вовсе не делает«эффективными биороботами».

Наоборот: главная проблема «безэмоциональных» больных заключается в том, что они вообще, оказывается, неспособны к действиям! Нет эмоций – нет мотивации, нет мотивации– нет действий. Главная проблема психиатров с больными без эмоций – научить ихпринимать хоть какие-то, самые простейшие решения, типа – есть кашу или овощи, лежать или стоять и т.п. Интеллектуально они, как правило, вполне сохранны, могут многое объяснить, обо всем поговорить, все обосновать… Единственное –сделать ничего не могут.

Не правдали, есть что-то похожее на наш народ, «дорогих россиян»? Та же, удивляющаямногих, вялость и апатия, неспособность отстаивать даже свои простейшие права.У нашего народа, как у социального организма, тоже, как видим, отключеныэмоции… Точнее, то, что я бы назвал «Главной Социальной Эмоцией» — эмпатию. Нетэмпатии – нет и социальных действий. А ее в самом деле нет – она надежноблокирована.

Возможно, именно поэтому у нас в стране до сих находится в столь странном, полумертвомсостоянии профсоюзное движение. Ведь в основе любых профсоюзных действий лежитсолидарность, а солидарность невозможна без эмпатии. Эмпатия – основасолидарности. Иначе зачем люди будут начинать забастовку, требуя, к примеру, вернуть работу своим уволенным товарищам?

Если нетэмпатии – то есть активного сопереживания тем, кому в настоящий момент ещехуже, чем тебе – тогда «эмпатоэктомированному» приходится прибегать крациональным доводам, типа «если я не выступлю сейчас в поддержку уволенных, тозавтра, возможно, уже уволят меня…» Проблема всех рациональных доводов в том, что они – как мы уже знаем от психиатров – не могут составлять надежноймотивационной основы. И понятно, почему: ведь на любой довод «за» всегда можнонайти десяток «против» и еще сотню «не совсем за».

В итогепрофсоюзники вяло обмениваются между собой различными доводами за и против, апрофсоюз влачит в основном виртуальное существование…

Попыткасамоанализа

Рассуждая обне совсем приятных особенностях собственного народа, всегда надо иметь в виду, что ты тем самым, в определенном смысле, выносишь приговор и самому себе. Ведьо чем мы сейчас говорим? По сути, о чем-то вроде «народного БИОСа». О неких«предпрограммах», заложенных в наше сознание и подсознание, по сути, еще до нашегорождения.

Значит, строго логически говоря, все это должно быть характерно и для меня самого. Яведь тоже – часть народа. Значит, мой БИОС, если хотите, точно так жеповрежден. Тот есть описанное «нарушение эмпатии» должно быть характерно и дляменя самого…

Я думал надэтим. И все время возвращался к своей большой работе над проблемой «дедовщины вармии». Я ведь действительно много копался во всем этом – разговаривал сдембелями, читал отчеты, делал классификации… В процессе ко мне периодическиприходила шальная мысль, что «в этом есть что-то не то».

Я все-такидумаю, что человеку с нормальной эмпатией было бы чрезвычайно трудно перебиратьвсе эти случаи стационарных издевательств, составляющих суть нашей армии; издевательств, поставленных «на поток», ставших системой. Описывать этусистему, выяснять ее целесообразность – зачем? Думаю, что для человека сразвитым даром сопереживания все это было бы слишком тяжело «изучать».Возможно, в том, что я выбрал само это направление, проявляется этот внутреннийпорок – сниженная эмпатия.

Коммунистический парадокс

Из всеговышеизложенного есть одно следствие, которое можно даже счесть забавным. Оченьпохоже, что коммунистическая пропаганда имеет чрезвычайно мало шансов на успехименно у нас, в постсовке.

Почему? Ответ прост. Исторически и содержательно «красная» пропаганда чрезвычайноэмоциональна и даже слезлива. В сущности, она вся и построена на эксплуатациичувства «братства» и той же самой эмпатии. Вспомним хотя бы текст самойпопулярной революционной песни времен ВОСР – «Варшавянки»:

«Мрет в нашидни с голодухи рабочий,

Станем ли, братцы, мы дальше молчать?»

В России10-х годов прошлого века песня имела несомненный успех, звала людей набаррикады. Однако теперь, в 10-х годах века нынешнего, мы имеем народ, прошедший через долгое и целенаправленное «психическое моделирование» теми жекоммунистами. И как теперь подействует на народ «Варшавянка»?

Да никак, иэто совершенно очевидно. Наши люди даже не поймут, о чем тут, собственно, речь.Мрет с голодухи какой-то рабочий… Ну и что? А какие, собственно, действияожидаются от нас? Мы-то при чем тут?

Современныекоммунисты, трогательно привыкшие действовать «по старинке», от подобныхвопросов, совершенно естественных для Новых Людей, ими же и выведенных, буквальнотеряются. Однако современным россиянам действительно непонятно, чего от нихдобиваются россказнями о голодухе каких-то неведомых рабочих.

Увы, изэтого видна и изначальная обреченность «голодовок» типа той, что затеял Шеин всвоей Астрахани. «Голодовка протеста» — это вообще по самой своей сути акция, целиком нацеленная на людей с развитой эмпатией. «Человек голодает», «емуплохо», «у него, наверно, жуткая слабость», «он на грани смерти», «как этоостановить??!» — вот какие мысли должны, по идее, давить на современниковголодающего.

Однако у насу всех в анамнезе – крики и плач полураздетых детей, замерзающих под окнаминаших дедов. Почему они на них не реагировали, мы уже давно забыли, но точнопомним, что реагировать нельзя. Конечно, в этой ситуации никакие голодающиешеины не имеют ни малейшего шанса привлечь наше внимание. Лишенный эмпатиипостсоветский человек просто тупо, в полном недоумении смотрит на Шеина, откровенно не врубаясь, что этот человек хочет и зачем он это все делает.Смотрит недолго, а отворотив взгляд, забывает о нелепом голодающем навсегда.

Вспомнимединственные по-настоящему массовые митинги последнего времени – Болотную иСахарова. Чем они были вызваны? Что заставило массы выйти все-таки на улицы? Кому эти массы сочувствовали?

Да никому, ив этом заключается второй величайший парадокс нашего времени. Ни пыткибеззащитных, ни убийства детей в «нулевых» и начале «десятых» не заставиливыйти и сотую часть «новых сердитых».

А что же ихспровоцировало? Абсолютно рациональная причина – то, что бюллетени не такпосчитали. С ошибками. В сумме должно быть 100%, а по телевизору показали 146%.Этонепорядок.

У нас нетэмпатии, вот в чем дело. Мы не можем спорить с властью из-за ерунды наподобиечеловеческих страданий или, ха-ха, слезинки ребенка. А вот арифметическиеошибки – это другое дело. Это можно. За указание на ошибки в расчетах даже тов.Сталин не расстреливал, а даже, бывало, и награждал… Как ни странно, но наоткровенно лоялистский («ребята, вы неправильно считаете!») характер «протестов»зимой прошлого года обратили внимание очень немногие.

Автор: Алексей Рощин.

Оригинальные материалы тут:sapojnik.livejournal.com/1325462.html

Читать комментарии →

  • 4
1 марта 2014, 15:05
автор: greech
1
drzoidberg Иван Купала — экстремист

22 июня у подножия горы Железная, недалеко от Железноводска, на территории частного землевладения, возле «Охотничьего» озера более 150 жителей Кавказских Минеральных Вод приняли участие в праздновании Ивана Купала.

Люди в традиционных национальных костюмах пели песни и водили хороводы, когда к лесной поляне подъехали три экипажа полиции. Сотрудники полиции потребовали прекратить несанкционированное публичное мероприятие, прекратить нарушать общественный порядок и сообщить имена организаторов «Ивана Купалы».

Читать далее →

  • 2
30 июня 2013, 17:02
автор: drzoidberg
29
greech не разобравшись с прошлым и настоящим у нас нет шансов на нормальную жизнь в будущем

"ОБЩЕЕ ДЕЛО" — КУРС НА ДЕСОВЕТИЗАЦИЮ!

 

12 Июня 2013 года Политический совет движения «Общее дело» принял декларацию «О десоветизации российского общества и государства», текст которой публикуется ниже. 

Работа по десоветизации — магистральное направление по достижению целей ОД

 

(План работы Всероссийской компании "За Десоветизацию", будет доработан и доведён до заинтересованных сторон. Управам "ОД" будет разослана вся информация. Участники движения "Общее дело", могут также дополнительно связаться с секретариатом "ОД" для получения информации о включении в компанию по e-mail odelo@ariru.info, а также с активистами ОД, участниками Политсовета.)

                                                     ДЕКЛАРАЦИЯ 

                        «О десоветизации российского общества и государства»

Мы, граждане Российской Федерации, заботясь о выживании русского и других народов Российской Федерации, выполняя долг перед собственными предками и потомками, стремясь восстановить историческую справедливость, обеспечить благополучие и процветание российского общества и государства в настоящем и будущем, принимая во внимание положения:

— Резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы № 1481, от 25 января 2006 года, «О необходимости международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов»;

— Пражской декларации «О европейской совести и коммунизме», от 3 июня 2008 года; 

— Резолюции парламентской ассамблеи ОБСЕ «О воссоединении разделённой Европы: Поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке», от 3 июля 2009 года;

— Декларации «О преступлениях коммунизма», от 25 февраля 2010 года,

провозглашаем Декларацию «О десоветизации российского общества и государства».

25 — 26 октября 1917 года (по старому стилю), в результате вооружённого переворота, в нашей стране произошёл преступный захват высшей государственной власти. С момента насильственного захвата государственной власти и до 1991 года в нашей стране правил тоталитарный коммунистический режим (далее — советский режим).

Формальное падение в 1991 году советского режима до сих пор не завершилось полноценным расследованием совершённых данным режимом преступлений против народов Российской Федерации (геноцида, массовых нарушений прав и свобод человека, военных преступлений, преступлений против человечности), сопровождавшихся массовыми (многомиллионными) убийствами, казнями, истреблением, депортациями, заключением в тюрьму и концентрационные лагеря, пытками, изнасилованиями, преследованиями целых социальных групп (сословий) по политическим, имущественным, национальным, этническим, культурным, религиозным и другим мотивам, насильственным исчезновением людей, рабским трудом, голодом, нищетой, другими формами массового физического террора, преступными национализацией и конфискациями законной собственности, другими бесчеловечными деяниями аналогичного характера, заключающимися в умышленном причинении смерти, сильных страданий или серьёзных телесных повреждений, серьёзного ущерба психическому или физическому здоровью. Кроме этого, не были расследованы массовые преступления советского режима против общепризнанных прав и основных свобод человека (человеческого достоинства, свободы мысли, слова, выражения мнения, совести и религии, свободы собраний и объединений, политического плюрализма, права частной собственности, презумпции невиновности, права на справедливый законный суд и др.).

Перечисленные выше преступления советского режима оправдывались теорией классовой борьбы и диктатуры пролетариата. Данная теория, по сути, узаконивала массовую ликвидацию русских, представителей других национальностей, объявленных врагами советского режима, вражескими элементами (классами) в деле строительства нового коммунистического общества. 

По своим масштабам (количеству понесённых народами России жертв, степени тяжести причинённого вреда, бесчеловечности совершённых советским режимом злодеяний), русская трагедия XX века не имеет себе равных за всю историю человечества. 

При этом организаторы преступлений советского режима до сих пор не подвергнуты судебному преследованию международным сообществом, как это имело место с преступлениями, совершенными германским национал-социализмом (нацизмом). 

Советский режим, совершённые им преступления против народов нашей страны, до настоящего времени не получили должной духовно-нравственной, политической и правовой оценки со стороны российского общества и государства. Общественное понимание преступлений советского режима можно охарактеризовать как крайне слабое. Действующие в настоящее время в России коммунистические и просоветские партии, иные общественные объединения до сих пор не дистанцировались от преступлений, совершённых тоталитарным советским режимом.

Начатая в 90-е годы прошлого столетия работа по преодолению наследия советского режима так и не была завершена российским государством и обществом. До сих пор остаются на своих местах десятки тысяч памятников руководителям советского режима, являвшимся организаторами массовых преступлений против народов нашей страны. До сих пор десятки тысяч населённых пунктов, улиц, площадей, предприятий и организаций по всей стране носят имена указанных преступников. До сих пор каждого из нас окружает несметное количество символов преступного советского режима. До сих пор в самом центре столицы нашей страны, в священном для всех нас месте находится главный символ тоталитарного советского режима — мавзолей с находящейся в нем мумией преступника В.И. Ульянова (Ленина). 

Более того, в последнее время мы наблюдаем обратный процесс, направленный на реабилитацию советского режима, его лидеров, а также совершённых ими преступлений против русского и иных коренных народов России. Мы видим непрекращающиеся попытки примирить преступный советский режим с его жертвами, внедрить в общественное сознание позитивный образ тоталитарного строя. Зримыми проявлениями советского реваншизма являются возврат мелодии старого гимна СССР, реабилитация Сталина, иных советских руководителей и совершённых ими преступлений, попытка возвратить советские наименования городам и населённым пунктам, просоветская риторика в государственных СМИ, на телевидении, в кино, заявлениях политиков и государственных деятелей различных уровней.

Мы убеждены, что ясная, недвусмысленная духовно-нравственная, политическая и правовая оценка и осуждение советского режима, совершённых им преступлений, а также преодоление его наследия, являются обязательным условием по недопущению подобных трагедий в будущем, а также ключом к возрождению народов России. 

Мы убеждены, что русский народ стал основной жертвой преступной деятельности советского режима, понеся беспрецедентные в истории потери. Мы считаем, что жертвы преступлений советского режима, их родственники, имеют безусловное право на восстановление справедливости, заслуживают признания их страданий, а также справедливой компенсации причинённого вреда. 

В этой связи мы выступаем за проведение следующих мер по десоветизации российского общества и государства:

Прежде всего, мы выступаем за проведение полномасштабного расследования преступлений, совершённых партийными и государственными руководителями, а также должностными лицами советского режима в отношении народов Российской Федерации в период с 25 октября 1917 года по 26 декабря 1991 года.

Мы считаем, что проведение указанного расследования должно быть поручено специально созданной общественно – государственной Комиссии (Комиссии по расследованию преступлений советского режима), в состав которой, наряду с сотрудниками правоохранительных органов и государственных архивов, должны быть включены национальные политические и общественные деятели, гражданские активисты, представители различных общественных объединений, депутаты представительных органов различных уровней, научные эксперты самых разных направлений (юристы, историки, философы, политологи, социологи, психологи, математики, статистики и др.), журналисты, представители международного сообщества.

Порядок формирования и работы, объём полномочий и другие вопросы деятельности указанной Комиссии должны регулироваться специальным федеральным конституционным законом. 

Помимо этого, мы выступаем за:

— разработку комплексной государственной программы по десоветизации российского общества и государства;

— проведение широкой общественной дискуссии по духовно-нравственной и политической оценке и осуждению преступлений тоталитарного коммунистического режима, а также по проблематике десоветизации, преодоления наследия советского режима;

— политико — правовую оценку и осуждение преступлений советского режима высшим представительным и законодательным органом России путём принятия пакета соответствующих федеральных законов о десоветизации российского общества и государства;

— учреждение Специального Национального Трибунала для осуществления судебного преследования должностных лиц советского режима, виновных в совершении преступлений против народов Российской Федерации;

— принятие федерального закона о люстрации в отношении должностных лиц партийных и государственных органов советского режима, а также лиц, тайно сотрудничавших со спецслужбами данного режима;

— создание под эгидой Комиссии по расследованию преступлений советского режима специального государственного органа, наделённого правом осуществления люстрационных процедур (ограничение участия в политической жизни страны, запрет на занятие государственных должностей, а также должностей в сфере образования, ограничение на профессиональную практику, снятие статуса неприкосновенности личной жизни и другие ограничения в правах) в отношении должностных лиц партийных и государственных органов советского режима, а также лиц, тайно сотрудничавших со спецслужбами данного режима;

— законодательное обеспечение доступа к архивной информации о преступлениях советского режима, рассекречивание материалов соответствующих государственных архивов; 

— законодательный запрет на использование коммунистической и советской символики, гимнов, изображений (включая скульптурные изображения) идеологов и руководителей советского режима в общественных местах, на публичных мероприятиях, а также в политических целях и целях пропаганды коммунистической и советской идеологии;

— законодательный запрет на использование коммунистической и советской топонимики в названиях географических и имущественных объектов, расположенных на территории Российской Федерации;

— законодательный запрет любых форм публичного восхваления и (или) пропаганды коммунистической идеологии, а также советского политического режима;

— законодательное признание народов Российской Федерации жертвами геноцида, массового нарушения прав и свобод человека, военных преступлений, а также преступлений против человечности, совершёнными советским режимом, а также законодательное закрепление за жертвами советского режима и их потомками права на справедливую компенсацию причинённых страданий и вреда, а также права на реституцию;

— решение вопроса об увековечении памяти жертв советского режима;

— принятие федерального закона о захоронении трупа В.И. Ульянова (Ленина), а также о демонтаже мавзолея и некрополя на Красной площади г. Москвы.

Для воплощения в жизнь программных положений настоящей декларации, мы призываем к созданию широкой общественной коалиции «За десоветизацию!». 

Мы убеждены, что, только объединив усилия, сможем преодолеть наследие советского режима, до сих пор довлеющее над нашим обществом и государством. 

Во имя жизни!

Общественное движение «RES PUBLICA. ОБЩЕЕ ДЕЛО». 

12 июня 2013 года

Читать комментарии →

  • 0
18 июня 2013, 21:36
автор: greech
24
drzoidberg Игорь Растеряев. Ермак.

Чтоб о предке моем Казаке
Разузнать правдивую версию,
Я пришел к пересохшей реке
В без пятнадцать сорок по Цельсию…

Читать комментарии →

  • 4
19 марта 2013, 17:16
автор: drzoidberg
0

Последние записи

Последние комментарии

Читайте также другие блоги

Для

Тема
Сообщение